Уренгойдорстрой  /  Пресс-центр  /  Публикации  /  Интервью  /  2019 год  /  23 октября 2019  /

Виталий Дмитриев. Преемственность поколений

«Когда вы приехали на Север, вы сразу стали первым заместителем генерального директора в дорожно-строительной компании?» Такой, согласитесь, наивный вопрос задали Виталию Дмитриеву на встрече со студентами новоуренгойского колледжа. Не то, чтобы современная молодёжь страдала чрезмерной наивностью. Они ещё делают первые шаги в свою профессию, но уже знают — за большой должностью стоит огромный труд. Просто ребятам трудно представить этого большого начальника, который приезжает на объекты с ревизией, таким же студентом, как они сами. Или молодым специалистом.

— Расскажите про Вашу первую работу.

— Первый трудовой опыт был у меня ещё в детстве. Ездил в настоящие научные экспедиции. Помогал в раскопках. Мы, ребята, искали древние артефакты — ежедневно работали по 4-5 часов. А по вечерам собирались у костра, слушали истории. Находили интересные вещи. Вначале делалась опись, а потом сдавали найденное в музей. С 13 лет до 17 лет, до окончания школы, я выезжал вот так каждое лето. Такое вот начало моей трудовой деятельности.

После — поступил в институт, учился на мостовика по специальности «строительство мостов и тоннелей». И сразу после окончания института приехал на Север. Здесь я и начинал свой основной рабочий путь. Кстати, когда я был уже на втором курсе, то мне думалось: что за ерунда, как здесь можно учиться, что они тут рассказывают?.. А вот с третьего курса уже понравилось, как-то прониклись мы своей профессией. В этом, я считаю, очень большая заслуга преподавателей. Это были не теоретики, а люди с большим практическим опытом. Они работали на производстве и часто их приглашали на консультации при возведении больших мостов. На производственную практику мы ездили все. Я — в Сургут. Если вы бывали там, то наверняка видели большой оранжевый вантовый мост, вот я участвовал в его строительстве. Учиться было очень интересно и мне моя специальность очень нравится.

— А Вы сразу, как приехали на Север, стали заместителем генерального директора в компании «Уренгойдорстрой»?

— Я приехал на Север сразу после окончания института в 1998 году и устроился в компанию «Мостострой-12» мастером строительно-монтажных работ. Работал вахтовым методом, на участке. Потом, потихоньку, пошёл карьерный рост. Стал вначале прорабом, затем начальником участка. Через три года меня перевели в производственный отдел. Непосредственно в офис на постоянную работу я перешёл начальником этого отдела. Со временем, стал заместителем директора. Шесть лет возглавлял компанию «Мостострой-12», а в 2013 году перешёл в компанию «Уренгойдорстрой» первым заместителем директора. И да, в УДС меня сразу взяли на такую должность.

— Как Вы думаете, какие качества этому способствовали? Как Вы себя проявили?

— Думаю, главный показатель, на который смотрит каждый руководитель — работоспособность. Когда у меня спрашивают про моё хобби, я говорю — это работа. Мне очень нравится работать, что-то создавать. Работа доставляет мне удовольствие. Так что в восемь утра я уже на работе и домой ухожу в восемь-полдевятого вечера.

— Ваши слова надо понимать так — секрет успешной карьеры в любви к своей работе?

— Не только это. В первую очередь, надо выбрать то направление, которое будет приносить удовольствие: кто-то строитель, кто-то учитель, кто-то сварщик, и так далее. Огромное число специальностей. И надо суметь определиться в жизни. Всё просто и сложно одновременно.

— Вы много лет живёте на Севере, строите здесь мосты. Есть у Вас какие-то истории, связанные с мостами?

— Конечно же есть. Только я приехал на Север, приехал сразу на свой строительный участок. Это был, напомню, 98 год. И я в компании был вторым мастером. Меня встречает первый, которого я меняю. Он положил передо мной стопку папок — высотой метра полтора. Говорит: разбирайся, я поехал домой. Я отвечаю: как? Я только после института! Не знаю ничего… Он мне ответил: ничего, разберёшься. Ребята помогут.

Начали работать. Мне всё подсказывают. А строили мы один из мостов в ЯНАО (шутка «не буду говорить, где» вызвала у участников встречи бурную реакцию). И вот месяца через два приезжает проверяющий. Спрашивает: «Как так, опору почти закончили, и забыли дополнительные диафрагмы? Даю вам сутки, разбирайтесь!» Что делать? Я без опыта, не знаю. Иду к нашим ребятам-монтажникам, говорю — так и так… Они посмотрели чертежи, спросили — сколько времени дали? Говорю — сутки. Они мне — не бойся, всё сделаем. И вот они вывели всех, всё раскопали, всё, что было сделано, срезали, заново всё навязали, поставили трубы. Утром уже уложили бетон. То есть, мы всё исправили. И потом отчитались — всё в порядке, всё по проекту.

А вторая история — на этом же участке… Я как-то не очень увлекался рыбалкой в то время. И тут ребята спрашивают: хочешь на рыбалку пойти? Я им: конечно, хочу! Дело было осенью, только снежок выпал. Они взяли удочки, говорят мне — собирайся. На мои слова, что у меня ничего нет, они отвечают — мы всё дадим. Выводят меня на дорогу — на насыпь, на край, удочку мне разматывают и говорят — всё, бросай туда метров на тридцать. А там снег… Я говорю: как так? Они — а там вода, всё нормально. Ты бросай, сейчас будет клевать. Дело в том, что там не было никакого даже озера. Просто тундра. Вот так решили подшутить. А я стою, закидываю удочку. Жду, когда же клюнет. Минут через сорок только понял, что не такая должна быть всё-таки рыбалка… Такой вот дорожный юмор.

— Расскажите про свой сектор управления — какие это отделы? И сложно ли справляться с работой?

— Справляться не сложно, если у каждого сотрудника есть своя инструкция, свои обязанности. У меня в подчинении находятся направления по снабжению; производственные участки — то есть все, кто непосредственно занимается производством; служба механизации; служба хозяйственного обеспечения; производственно-технический отдел. Это мой сектор, за который я отвечаю и выстраиваю работу. Планируем текущие работы, проводим долгосрочное планирование — а потом идём к генеральному директору с предложениями по развитию компании. Объем деятельности очень большой.

— Вы уже сказали, что любите свою профессию. А что кроме трудолюбия помогло Вам достигнуть таких высот?

— Прежде всего, я благодарен своим родителям — они настояли, чтобы я пошёл учиться в институт. Благодарен преподавателям, которые привили любовь к учёбе. Несмотря на то, что я учился не на одни пятёрки, мне нравилась моя специальность. И это переросло в любовь к работе. А уже после института, я получил второе высшее образование, которое очень мне помогает. Ещё очень помогают коллеги, которые меня окружают. У нас в УДС сложился очень профессиональный коллектив. Очень много молодёжи. Проходят здесь производственную практику в составе студенческих отрядов. А после окончания института возвращаются. У нас таких около двадцати человек: мастера, начальники участков, инженеры ПТО. Карьерный рост у нас всегда возможен.

— Расскажите про Вашу команду. Про тех специалистов, которые Вас окружают. Какие, например, критерии выбора людей?

— Если мы берём работника на инженерную должность, у него должно быть профильное образование. Но иногда бывают исключения: если человек очень хочет попасть к нам и работу свою знает, он работает у нас и без профильного образования. Второй критерий — это конечно желание работать. Если мы берём на должность дорожного рабочего, и у него навыков никаких нет — тут только опыт, желание и соблюдение наших внутренних правил, распорядка рабочего дня. Если это какая-то специальность водителя или механизатора, то тут обязательно должны быть навыки: пройденное обучение и подтверждающие документы. Требования к стажу минимальные: хотя бы год. Водители у нас ездят и по зимникам, и в карьеры — условия труда у них достаточно сложные. Поэтому, тут минимальный опыт должен быть обязательно.

— Вы сказали, что в компании достаточно много молодых специалистов. А сложно ли молодёжи пробиться в такую большую компанию, как «Уренгойдорстрой»?

— Абсолютно не сложно. Направляется резюме на наш официальный сайт, затем оно рассматривается. У нас на сегодняшний день есть вакансии мастеров, инженеров. Мы с удовольствием берём молодых ребят. Если они, конечно, образованные и грамотные специалисты.

— Какое у Вас второе высшее образование?

— Административное управление. Это так называемый операционный менеджмент — современные системы обучения, которые позволяют применять все современные наработки: систематизировать, оптимизировать свою работу, внедрять что-то новое. И бережливое производство.

— На многих предприятиях сегодня есть программы поддержки молодых специалистов: единоразовые выплаты, стажировка. Существуют ли в УДС подобные программы?

— Для начала, специалиста ждёт в компании два месяца испытательного срока. На этот период ему назначается наставник, который наблюдает за его работой и делится опытом. Для поддержки молодого специалиста мы снимаем или покупаем жильё, если он в этом нуждается. Плюс, у нас есть программа — если работник отрабатывает три года, мы ему продаём квартиру на льготных условиях. Но он должен после этого отработать в течение семи лет. В течение этого времени он выплачивает половину стоимости квартиры без процентов, а по истечении семи лет эта квартира ему дарится. Плюс — обучение. Даже молодых специалистов стараемся отправлять на обучение, на семинары.

— Жильё и бесплатное обучение — это то, что нужно сегодня большинству молодых специалистов. А как попасть к вам на практику?

— У нас есть такие программы. Мы непосредственно работаем с новоуренгойским колледжем и с удовольствием берём студентов на практику. Плюс, летом мы каждый год набираем студенческие отряды. По договорённости с колледжем, можем создать студотряд только из студентов Нового Уренгоя. Работа у нас есть непосредственно в городе и в Коротчаево, желающих можем направить в Надым.

— А как Вы отдыхаете? Расскажите про своё хобби.

— Как я уже говорил, моё хобби — это моя работа. Ну, а кроме неё… Присматриваюсь к той поисковой деятельности, которая ведётся в ЯНАО. Планирую записаться в группу. С поисковым отрядом в последний раз я выезжал в 17 лет. Жил в то время в Казахстане, в городе Павлодар. Там есть большие угольные карьеры, а вокруг них много стоянок каменного века. Наша партия находила эти стоянки, древние курганы. Нас в отряде было 40-50 человек. Однажды нашли захоронение бронзового века: воин в полном обмундировании, а с ним захоронена его семья. Принесены в жертву были даже маленькие дети. Очень богатое было захоронение — там нашли золотые вещи и украшения. Вот эта находка на всю жизнь мне запомнилась.

А больше всего находили каменных наконечников стрел и копий. Это всё сдавалось в музей, потом выставлялось в музее. Всё это изготовлялось более ста тысяч лет назад и имеет огромную историческую ценность. Там, где мы искали, была большая эрозия почвы. Это же Казахстан, степи. Выдувает землю, и на глубине полуметра такие артефакты находят открытым способом. Плюс к этому, у нас был очень опытный руководитель. Он всю жизнь провёл в поисковых отрядах. Он определял, где могла быть древняя стоянка: это должна быть открытая местность, высокая, не подтапливаемая водой. Мы разбивали участок на квадраты и начинали раскопки. Снимали почву послойно лопатами — по 2-3 сантиметра. Всё документировали. На глубине 2-3 метра могли найти наконечники оружия, осколки керамики. Помимо того, что нам это было интересно, нам за это еще и деньги платили. Из первой зарплаты за первый сезон я купил себе хорошие часы.

Ещё одно хобби — это рыбалка. Рыбачить я вообще начал здесь, на Севере. Получается выехать не часто, может быть раз в три месяца, на 3-4 дня — на наши ямальские озёра, или куда-то за пределы округа.

— Как в УДС поощряются люди, которые занимаются наставничеством?

— За наставничество мы делаем небольшую доплату к зарплате. Но главное не в этом, а в том, что наставники сами получают удовлетворение от того, что могут чему-то научить будущего специалиста, что-то ему передать.

— А сам Вы были наставником?

— Да. В своё время, когда я работал в производственном отделе, приходили молодые инженеры после института. Учили их всему, что знаем. И на сегодняшний день приходит много ребят без опыта работы. Учим всему — начиная от составления актов и до правильного общения с заказчиком: где нужно настоять на своём, а где надо уступать.

— А были какие-то забавные или курьёзные случаи с практикантами?

— У нас очень строго организована работа. Она связана с повышенной опасностью и с механизмами. Всё строго регламентировано — вплоть до того, куда человеку можно или нельзя идти. ЧП и несчастных случаев у нас не было уже 5-6 лет. А что до весёлых историй со студентами, они, конечно, есть. Но не всегда это доходит до ушей начальства.

— А есть ситуация, которая повторяется с каждым, кто к вам недавно устроился?

— Трудно сказать. Наверное, основная проблема — заставить человека надеть средства защиты: спецодежду и каску. Он думает, наверное, ну не надел и не надел. Ему так удобнее. Стараемся объяснять. Иногда, приходится прибегать и к более суровым мерам.

— А сколько у вас детей?

— Пять (и снова бурная реакция участников встречи). Четыре дочки и сын. Самая старшая дочь учится на втором курсе университета, младшей год. Остальные трое — школьники.

— Хотелось бы вам, чтобы дети продолжили ваше дело?

— Пока из всех я вижу только у одной дочери тягу к архитектуре и моделированию. Я ее во всем поддерживаю. Она ходит в кружок, где занимается моделированием. Остальных — совсем не тянет к строительству. Как дальше пойдет, я не знаю. Я не принуждаю детей к выбору профессии — каждый должен делать в жизни свой выбор сам.

Газета «Своя колея»

Ямало-Ненецкий автономный округ, г. Новый Уренгой, ул. Магистральная, д. 8
электронная почта: office@uds.ru, телефон: +7 (3494) 24-85-13